Немая война

 

Шел 11 год немой войны. Страшнее нее мир еще не видал, несмотря на то, что нет огнестрельного оружия, которое еще до войны было уничтожено все подчистую, а все конструкторы — вздернуты на городских площадях.

Нам приходится ходить в масках, чтобы блокировать любой звук, иначе сотовые роботы вмиг выжгут все живое в радиусе километра.

Сейчас зима, безлюдная и глухая. Мы с дочерью уже год в пути после того, как один из лагерей был уничтожен «Манотоми». Это одна из трех могущественных группировок в нашей стране, которые контролируют все.

Правительство уничтожено или скрывается, люди предоставлены сами себе. Голод, разруха, убийства. И так уже целых 11 лет.

Моей дочери сегодня исполняется 12 лет, и я ей приготовил подарок, о котором она давно мечтала. Это арбалет с основанием из дуба, который рос у нас в лагере. Я готовил его все лето, и почти всю осень. Очень сложно было скрывать такой подарок, когда вы лишь вдвоем.

К вечеру мы набрели на железнодорожную станцию какого-то маленького городка. Названия ее было частично уничтожено пожаром. Внутри вокзала нет смысла сидеть. Эту часть страны контролируют «Кумбы». Кровожадная многонациональная группировка. Эти уроды каннибалы. Жрут всех без разбора, а в такие зимы, как эта, они особенно голодны, чертовы шакалы, да что говорить, они и сами выглядят уже как звери. Шкуры убитых ими животных и даже кожи людей используют как одежду. Жуть, да и только.

Показав жестом на полуразрушенное здание товарного склада, я направил Валькирию в него, и приказал ждать там, а сам отправился на вокзал. Надо было подготовить подарок.

Проводив дочку взглядом до убежища на одну ночь, я вошел внутрь, стараясь ступать очень тихо. Но дверь предательски скрипнула и в глубине что-то зашуршало. Скорее всего, это крысы, которые с каждым годом раздувались все больше от радиации или еще чего. Но рисковать не стоило, и поэтому я надвинул на глаза яркое оранжевое стекло, через которое ночью все было видно как днем. Костяной нож я выдернул из ножен еще у дверей и сейчас держал его крепко в руке. Бегло осмотрев зал, я тенью скользнул внутрь. Тишина, никого и ничего. Еще 5 секунд … Ничего. Пора готовить подарок. Я сел на скамью в зале ожидания и вывалил все из подсумка, который был тщательно спрятан под накидкой. Дубовый каркас был немного тяжеловат, но моя дочурка справится, она сильная. Для дополнительной прочности я накрутил на него железа, вместо тетивы трос, который тянулся ничем не хуже. Его состряпал мой друг кузнец. Стрелы из арматурных прутов тоже его работа. Эх, жаль парня. Когда он отказался подчиниться вождю «Манотоми», тот в свою очередь истыкал его дюжиной его же ножей. Все органы в алфавитном порядке. А когда «Манотоми» уходили, они оставили нам подарок в виде говорящей игрушки на часовом механизме, и когда она сработала, роботы выжгли округу. Я и моя дочь, все кто выжил в тот ужасный день, потому – что ушли за припасами довольно далеко, а когда вернулись, все было кончено.

В тот год я уже был без жены, так как она решила принять веру «Урфусов» на северном Урале. Одно из аббатств было неподалеку от нашего лагеря. В одну ночь, она, не сказав ни слова, просто ушла. А про «урфусов» я узнал совсем недавно сам, когда увидел ее в сером одеянии. Она просто прошла мимо нас, даже не взглянув в нашу сторону.

Дочка потом рыдала всю неделю. Сейчас прошло уже три месяца. С того дня лица дочери я не видел. Она не снимала маску даже когда спала. Моя девочка замкнулась в себе. Не разговаривала со мной даже жестами. Есть у нас в стране определенные зоны, где уничтожители не слышали нас.

Все, арбалет готов. Пора выдвигаться. Выйдя с вокзала, я понял что, что-то не так. В той стороне, где была наша ночлежка на сегодня, промелькнуло пара теней. Это могли быть только они, чертовы Кумбы, я быстро рассчитал следы и понял, что их тут не меньше пяти. Значит, разведка и сбор. Блин, да эти черти довольно проворные, но не незаметные. Не раздумывая, я ринулся в убежище. Мне оставалось всего три метра, когда до моих ушей донесся пронзительный девичий крик. Это была моя девочка, они решили ее забрать. До прилета уничтожителей осталась одна минута. Моментально взобравшись на стену через дыру в крыше, я влетел внутрь. Валькирия размахивала мачете из стороны в сторону, рядом с ней лежал труп со вспоротой глоткой, а из-под полы моей дочурки капала кровь. Твари, они все же ее достали. Проследив взглядом слабую тень из угла, в мою сторону, я словно шпагу взметнул перед собой заряженный арбалет и нажал на спуск. Тень, летевшую на меня прибило к стене, из-под нее хлынула струя горячей крови. Пару секунд стояла тишина. Это дало мне фору, чтобы перезарядить оружие, потом случилось то, что никак не входило в мои планы на будущее. Мой живот пронзило что-то острое и длинное, ноги подкосились, и я упал на колени. Замерзшие руки согрела моя горячая кровь, которая капала с того, чем меня пронзили насквозь. Вокруг все стихло. И только сиреневое свечение оповещало о том, что скоро в округе все будет уничтожено, сожжено адским пламенем. Дочурка упала рядом со мной на колени и, не задумываясь, сняла маску. Впервые за несколько месяцев я увидел это прекрасное детское личико. Глаза полные слез. Она уже понимала, что это конец, и просто смотрела на меня в последний раз. Вот бы хоть один шанс. Один маленький шанс, чтобы спасти это дитя, но яркий свет уничтожителя уже горел так ярко, что резал глаза. Я протянул дочурке подарок.

— С днем рождения родная, — прохрипел я, выплевывая уже наверно целую пинту крови.

Она словно впиталась в пол, но этого не могло быть. Я упал на бок и подполз ближе к лужице. Снаружи, совсем рядом, что-то взорвалось. Вокзал был уничтожен. Скоро все будет уничтожено вместе с нами. Я постучал кровавой рукой по полу, внутри было пусто, и звук уходил глубоко внутрь. Это была решетка с очень маленькими прорезями. Дочка ее явно заметила раньше меня и сразу поняла все. Она сдвинула ее руками и посмотрела в темноту, потом на меня. Я, улыбнувшись, кивнул ей. Валькирия поцеловала меня в щетинистую щеку на прощание и исчезла в темноте подвала. Я скинул свой рюкзак и сбросил вниз. Почти обессилившими руками задвинул решетку обратно.

Я верю, с ней все будет хорошо.

Вот уже в дырку в крыше проник красный свет робота-сенсора, который тут же засек живое внутри. Пикнув мне на прощание, разлил напалм. Едкий запах моментально пропитал мою одежду, и в следующую секунду все вспыхнуло. Боли я не чувствовал, лишь удовлетворение в том, что сделал все правильно. Моя дочь спасена и будет жить еще очень долго. А эти твари, что убили меня, сгорят вместе со мной, они не смогут уйти далеко.    

 Автор: Дунаев Семен.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *