Почему в Свердловской области самая грязная питьевая вода в России. Мнения экологов

Специалисты Счетной палаты Российской Федерации признали питьевую воду в Свердловской области самой грязной в стране. Во время подсчетов они анализировали меры по экологической реабилитации водных объектов за 2012–2020 годы и опирались на данные местных экспертов. О том, как Средний Урал стал лидером антирейтинга и при чем здесь глобальное потепление — в материале Znak.com.

Дефицит воды

Председатель совета Свердловского регионального отделения политической партии «Зеленые» Игорь Рузаков в разговоре со Znak.com выделил несколько главных проблем Екатеринбурга, которые можно экстраполировать на остальные большие города Свердловской области. В городе большой объем потребления воды из-за отсутствия второго независимого источника водоснабжения. Вода до потребителей доходит из Камского каскада ГЭС: Волчихинского и Верхнемакаровского водохранилищ.

«По оценкам наших экспертов, в год мы имеем 200 млн кубов воды, — говорит Рузаков. — Часть уходит на собственные нужды всех систем: это фильтровальная станция, промывные воды и так далее. Часть воды (13 млн кубов) теряется в процессе очистки. Далее идут потери по городским водопроводным сетям (порядка 37 млн кубов). В итоге остается 150 млн кубов в год [на всех горожан]».

По мнению эколога, потери в 50 млн кубометров воды еще сильнее ощущаются на фоне роста потребления: «Если мы увеличим объем водохранилища и почистим Верх-Исетский пруд — это будет рекреационная жемчужина. Надо привести в порядок то, что есть рядом».

Вода, которую потребители получают из крана, сначала течет из водоема на фильтровальные станции, затем — на насосные станции по городу и далее идет по трубам водопровода.

«Самый большой объем [денежных] расходов идет на качественное оборудование на фильтровальных станциях. Считаю, что надо использовать системы, которые есть в Москве и Санкт-Петербурге. Я с коллегами общаюсь там. Они используют физические, химические и биологические системы очистки. Например, это различные представители флоры, которые садят в резервуары, и они очищают воду биологически», — поделился Рузаков.

По словам Рузакова, только в одном Екатеринбурге есть 250 километров бесхозных водопроводов, которые никто не ремонтирует и за которые никто не отвечает. Даже если вода, очищенная на станциях, поступает по таким трубам в водопровод, она тут же становится грязной.

Эксперт ссылается на данные администрации Екатеринбурга и утверждает, что на реабилитацию всей системы водоснабжения необходимо потратить 30–40 млрд рублей. За последние 10 лет правительство стало уделять больше внимания экологическим проблемам в регионе, но принятых мер, по мнению Рузакова, недостаточно.

«У нас [в регионе] экологическое восстановление [водных объектов] заложено в программах „Экология“, „Чистая вода“. По нашим данным, ни один водоем в Свердловской области эту процедуру не прошел и не проходит — она очень дорогостоящая. Несмотря на наличие больших проблем, за последние годы экологам удалось наладить обратную связь с властями. Площадок [для озвучивания проблем] стало больше. Нас слышат. Пока бравурных оценок я не дам. Когда вода станет лучше, мы же это сразу заметим, да?» — говорит председатель регионального отделения партии «Зеленых».

Промышленное наследие

При этом эколог не стал называть отчет Счетной палаты провалом для региона.

«Я бы не сказал, что Свердловская область — это провал. В Ленинградской области, допустим, экология лучше, чем у нас, но качество воды почти такое же. Сказать, что Свердловская область выделилась на фоне всего федерального округа, я тоже не могу. Мне кажется, что в том же Челябинске проблема с водой нисколько не лучше. Есть единственный фактор и специфика Свердловской области — мы старопромышленный регион. Еще 400 лет назад у нас добывали горные породы, металл. Эти залегания попадают в воду, образуя токсичные соединения. Мы получили такое наследие от предков», — говорит эколог.

В то же время Игорь Рузаков прогнозирует, что на экологию в регионе повлияет не только человеческий фактор, но и глобальное потепление, чьи последствия проявляются уже сейчас.

«За счет изменения температуры на Крайнем Севере подтаивают ледники, там [сейчас стало] больше воды. В географическом центре области и на юге проявляется естественная деградация водных объектов: заболачивание, обмеление, засорение паразитарными формами жизни. В Свердловской области ситуация пока стабильная, но если двинуться на юго-запад, то в Челябинской области и Башкирии за последние лет 15 [ситуация на фоне глобального потепления] серьезно изменилась», — говорит эколог.

Водоросли и изношенность сетей

Нижнетагильский общественник и экоактивист Андрей Волегов рассказал Znak.com, что в Свердловской области серьезные проблемы с питьевой водой связаны с несколькими факторами. Один из них — гниение сине-зеленых водорослей.

«Никаких существенных мероприятий за последние десятилетия в области не проводилось, — говорит Волегов. — Возьмем наши поверхностные источники. На то, что проблема Черноисточинского хранилища (одного из основных хранилищ воды Нижнего Тагила. — Прим. Znak.com) существует, мы начали обращать внимание в 2015 году. В 2016 году там был крупный мор рыбы — порядка 700–800 килограммов рыбы погибло. Причина в сине-зеленых водорослях, которые после цветения начинают гнить. Из-за гниения в воде становится меньше кислорода, рыба задыхается и с открытыми ртами потом выбрасывается на берег. Далее элементы цветущих сине-зеленых водорослей идут по реке Тагил и попадают в Нижнетагильский пруд. Оттуда по реке — в Верхнесалдинский пруд. Люди звонили и жаловались на питьевую воду, потому что там тоже появились и начали цвести водоросли. Это все спускается вниз по течению».

Андрей Волегов, как и Игорь Рузаков, сходятся во мнении, что промышленное прошлое Свердловской области напрямую влияет на качество питьевой воды. Причина — в подземных водах под заброшенными и бесхозными рудниками и шахтами.

 

«Подземные воды, вступая в контакт с медью, железом, образуют серную кислоту, которая растворяется в воде и вместе с тяжелыми металлами попадает в водные объекты, загрязняя их. Такая проблема, например, есть в Нижнем Тагиле на руднике имени III Интернационала. Подземные воды, наполненные металлами, окисляются и оседают на дне водоемов. Осадок загрязняет русло реки, и близлежащие растения этим питаются. Окисляясь в воде, он забирает кислород. Например, рыбаки говорят, что в реке Тагил [из-за этого] стало очень мало рыбы. У нас таких заброшенных рудников [в регионе] очень много. Это Левиха, рудник имени III Интернационала, Карпушка, Ломовка. Такие же проблемы есть в Дегтярске, Ревде, Полевском, где загрязнено Северское водохранилище, которое попадает в Верхнемакаровское водохранилище, откуда воду берет часть Екатеринбурга», — сказал Волегов.

Он считает, что в Свердловской области не обновляют сети и станции. В некоторых районах Нижнего Тагила их изношенность составляет 100%. Даже при ремонте устаревшую инфраструктуру боятся трогать, так как она разрушается от малейшего человеческого вмешательства.

Мнение властей

Замминистра энергетики и ЖКХ Свердловской области Андрей Кислицын рассказал Znak.com о том, как в регионе пытаются решить проблему с питьевой водой.

«Повышение качества питьевой воды для жителей области является одним из главных пунктов региональной политики в сфере ЖКХ, и работа в этом направлении на протяжении последних четырех-пяти лет проводится очень большая. Область участвует в федеральном проекте „Чистая вода“, в рамках которого у нас уже построена и введена в эксплуатацию станция водоподготовки в Кировграде — город перешел на подземный источник водоснабжения и сегодня для него проблема с качеством водоснабжения полностью решена. Реализуются большие, современные проекты водоочистки в Верхней Туре, Кушве. Кроме того, в этом году у нас завершена пуско-наладка очистных сооружений хозяйственно-питьевого водоснабжения в Ревде. В последние годы современные очистные сооружения введены в эксплуатацию в Верхней Пышме, Красноуральске, Бисерти. В настоящее время продолжается их строительство в Среднеуральске, Ачите и Верхней Туре, Слободо-Туринске и Нижней Салде. В этом году приступят к строительству аналогичных объектов Ирбит и Березовский», — говорит Кислицын.

Он, как и экологи, назвал эти мероприятия затратными. Как заявлял ранее губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев, в 2020 году только на один национальный проект «Экология» потратили 917,8 млн рублей.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *