-->
10-05-2017, 14:22

Кто обдирает свердловские больницы как липку

О здоровье медицины Среднего Урала, зарплатах врачей, драконовских налогах для больниц и лечении за рубежом мы беседуем с министром здравоохранения Свердловской области Игорем Трофимовым.

Кто обдирает свердловские больницы как липку

 

Как утолить голод?

Рада Боженко, «АиФ Урал»: Многие уральцы выносят свердловскому здравоохранению неутешительный диагноз:»пациент скорее мёртв, чем жив». Власть же утверждает – отрасль живее всех живых. Игорь Михайлович, вы как оцениваете состояние нашего здравоохранения?

Игорь Трофимов: Как удовлетворительное. Хотя, безусловно, есть определённые проблемы.

Рассматривая, например, жалобы населения, первое, что обращает на себя внимание, с чем я боролся и буду впредь беспощадно бороться, – это, мягко говоря, невнимательное отношение ряда медицинских работников к пациентам. Эта проблема из области этики и деонтологии, считаю, одна из главных. Уверен, что не только в медицине, но и в любой другой сфере можно решить любой вопрос, помочь человеку, если внимательно к нему отнестись, выслушать. Но, к сожалению, зачастую этого не происходит.

Об удовлетворительном же состоянии здравоохранения позволяют говорить устойчивая система лекарственного обеспечения, устойчивая система оказания неотложной и амбулаторно-поликлинической помощи. Последней мы сегодня уделяем особое внимание. Почему? Вы знаете, что в Свердловской области был и остаётся очень высокий уровень оказания высокотехнологичной помощи, здесь мы давно преодолели определённый рубеж. У нас по многим высокотехнологичным методикам давно практически отсутствует очередь. Но надо учесть, что потребности наших пациентов в операциях высоких технологий составляют 8-10% от всех обращений за медицинской помощью. 90% уральцев получают первичную медицинскую помощь – это и есть амбулаторно-клиническое звено здравоохранения.

 

Вот сразу после нашей с вами встречи у меня начинается совещание по ремонтам и переоснащению наших поликлиник. На сегодняшний день некоторые поликлиники, не будем скрывать, находятся в плохом, мягко говоря, состоянии. Они требуют серьёзных вмешательств, серьёзных ремонтов.И серьёзного изменения технологий. Нам пока не удалось добиться, чтобы в поликлиниках не было очередей, они остаются. И эту проблему мы будем решать с помощью информационных технологий, Интернета, развития различных видов телефонии. Задача – сделать так, чтобы пациент как можно меньше времени тратил на получение направления либо к участковому врачу, либо к узкому специалисту. Пока же мы получаем колоссальное количество совершенно обоснованных жалоб от пациентов на трудности, с которыми они сталкиваются при попытке попасть к терапевту или записаться к врачу узкой специальности.

– Подозреваю, что масла в огонь подливает кадровый голод. Насколько сильно он сегодня ощутим в здравоохранении?

– Укомплектованность лечебных учреждений области врачами составляет порядка 60%. Соответственно, примерно 40% медиков с высшим образованием не хватает. Конечно, в первую очередь страдает первичное звено. А нехватка узких специалистов ощущается в отдалённых территориях. Поэтому мы с радостью и надеждой ждём в этом году «двойного выпуска» докторов в медицинском университете, который произойдёт из-за прошлогодних изменений в последипломном образовании. Кроме того, мы не первый год занимаемся целевым набором. То есть студенты, «делегированные» территориями и обучающиеся за счёт средств либо областного, либо федерального бюджета, получив диплом, возвращаются туда работать. Это сродни распределению, которое практиковалось в советское время и в котором, кстати, не было ничего плохого.

К слову, признано, что медицинское образование – самое дорогостоящее на территории России.

Больница – не рынок

– А вы знаете, сколько выпускников медицинского университета остаются в профессии?

– В «лихие девяностые» этот процент был минимален, доходило до того, что более половины выпускников не шли в профессию. Сегодня в ней остаётся более 90% выпускников. Вы же знаете, чем молодого специалиста можно привлечь?

– Высокой зарплатой?

 – Будем говорить, это первое. Второе – интересом в профессии. И третье – жильём. Зарплата на сегодняшний день у нас достаточно интересная. Профессию, предположу, выпускники медуниверситета не просто так выбрали. А что касается жилья, то очень многие наши муниципалитеты сегодня так или иначе решают эту проблему. Серьёзный сдвиг в сознании, мышлении, понимании произошёл, когда муниципальные учреждения здравоохранения стали государственными. Поначалу были настроения «это теперь ваши проблемы». Н-е-ет, объяснили, больница находится на территории вашего муниципалитета, в ней лечится ваше население, ваши избиратели. И очень многие главы сегодня реализуют жилищные программы для молодых специалистов. Очень серьёзные программы есть, например, в Каменске-Уральском, Нижнем Тагиле.

 

– Согласно официальной статистике, средняя зарплата врачей на Среднем Урале вполне достойная. Тем не менее на местах медики нередко жалуются на её сокращение. Почему возникают разночтения?

– Давайте говорить прямо, эти «разночтения» носят единичный характер и требуют разбора каждого конкретного случая. Мы же сегодня говорим о том, что у нас высокая СРЕДНЯЯ заработная плата. То есть, как в популярном высказывании…

– Средняя температура по больнице.

– Вот именно. Но эта цифра всё равно складывается из объективной реальности, мы же её не выдумали. Нас по этому вопросу проверяли, проверяют и будут проверять. Вместе с тем жалобы есть, мы с ними работаем. Замечу, что ответственность за это несёт каждый конкретный руководитель лечебного учреждения, который не имеет права нарушать дорожную карту.

– Игорь Михайлович, в условиях снижения финансирования из ТФОМС, роста тарифов на коммунальные услуги, роста цен на лекарства и расходные материалы удаётся ли полностью удовлетворить потребности лечебных учреждений?

– Только не надо говорить о снижении финансирования. Мы на сегодняшний день имеем бездефицитный бюджет программы ОМС. Другое дело, да, цены и тарифы повышаются. Кроме того, мы имеем сегодня большие налоги, я об этом говорю и буду говорить. Простой пример. Не так давно мы выезжали в одну из территорий, встречались там с населением. А я посмотрел экономическую составляющую в этой больнице – долги по налогам перед муниципалитетом три миллиона! Не удивительно. Вот больница, а вот коммерческий рынок – ставка одна. Рядом заправка – это малый бизнес, для них предусмотрено снижение ставки. Чуть подальше ещё какое-то предприятие – для него вообще сверхнизкий налог. А для больницы самый высокий, какой только можно. Удивительно! Я главе муниципалитета говорю: «Что же вы делаете?». Руками разводит.

 

Между тем у нас есть яркие примеры, когда главы муниципалитетов вообще отменили налоги для больницы. В Камышловском районе, скажем. Мы понимаем, что налоги формируют бюджет муниципального образования, но… Даём деньги из областного бюджета, по программе ОМС больнице для того, чтобы она существовала, покупала медикаменты, обеспечивала пациентов в стационаре питанием и так далее, а больница вынуждена все эти средства влупить в налоги.

Что касается потребностей: если финансово-хозяйственная деятельностьв медицинском учреждении ведётся грамотно, проблем нет, денег сегодня хватает. Если же есть объективные причины недостатка средств, министерство финансов по распоряжению губернатора Свердловской области Евгений Куйвашев выделяет дополнительные средства для поддержания деятельности больницы.

Нельзя оперировать в ФАПе

– Пресловутые санкции каким-то образом сказались на закупке медицинского оборудования?

– Вы знаете, нет. Мы это совершенно не почувствовали. Ни одно государство санкции относительно медицинского оборудования или лекарственных препаратов до сих пор не вводило. И мы надеемся, что здравый смысл в этом отношении будет и впредь приоритетнее политической составляющей.

– Игорь Михайлович, это страшное слово «оптимизация»…

– Бросьте, хорошее слово.

– Убедите меня в этом. Что оптимизация дала здравоохранению Свердловской области?

– Нынешний Минздрав, как вам известно, оптимизацией не занимается. Она уже проведена. Мы же, в свою очередь, провели определённый аудит. Посмотрели, что было сделано правильно, что неправильно. Работаем над ошибками, чтобы впредь их не повторять. Хотя скажу честно, их было немного.

В результате оптимизации в регионе была создана система, к которой нас призывал Минздрав РФ. То есть создана трёхуровневая система оказания медицинской помощи, когда первичная помощь оказывается в больницах первого уровня, когда есть межмуниципальные медицинские центры, куда направляются пациенты с более тяжёлой патологией. И, наконец, третий уровень – областные больницы, куда попадают наиболее сложные, тяжёлые больные, которым оказывается высокотехнологичная помощь, проводятся при необходимости высокотехнологичные оперативные вмешательства. Это правильный порядок. Мы же понимаем, что нельзя проводить сложные операции в фельдшерско-акушерском пункте или даже в больнице первого уровня, где подобные операции проводились в лучшем случаеодна в месяц. Просто приходится объяснять это людям.

 

Поймите, если в роддоме принимаются одни роды в неделю – это неправильно. Персонал теряет квалификацию, снижается уровень соблюдения санитарных требований к учреждению и так далее. Нельзя утрачивать занятые позиции. Ведь наша область сегодня имеет минимальный уровень младенческой и материнской смертности. А ведь это демографический показатель, непосредственно вязанный с качеством оказания медицинской помощи.

– Кстати, у нас в регионе наметилось снижение рождаемости. С чем это связано?

– С объективными причинами. Сейчас начинает рожать поколение 90-хгодов. А тогда родов, в сравнении с 70-80-ми годами было в два (!) раза меньше.

Мы стараемся, по мере возможности, этими процессами управлять. Согласитесь, эффективная мера поддержки рождаемости – материнский капитал. Кроме того, сегодня в области работает очень серьёзная программа экстракорпорального оплодотворения. Мы в России занимаем одну из лидирующих позиций по количеству проведенных этих процедур ЭКО.

Не могу не отметить наши успехи и в области предотвращения абортов. Благодаря работе наших кабинетов психологической помощи и их специалистам мы смогли в прошлом году более тысячи женщин убедить сохранить ребёнка.

– Игорь Михайлович, а что вы думаете по поводу того, что сегодня в условиях сумасшедшей загруженности у врачей не остаётся времени на профессиональное и личностное совершенствование?

– Каждое поколение наших врачей на это сетует. Уверяю вас, что и в 60-е годы, например, медики не говорили о низкой загруженности, и о том, что свободного времени у них до чёртиков. Прекрасно помню, что я отрабатывал положенное время и брал ещё 15 дежурств.

– И литературу успевали читать?

– Успевал!

– И писать?

– Успевал! И печатные работы имел, и два патента у меня с тех времен есть. Но было бы желание, время на совершенствование всегда можно найти. А вот если желания нет, обосновать свою лень, свое бездействие можно чем угодно – это проще простого.

– Зато мы теперь благодаря Интернету прекрасно разбираемся в медицине и нередко сами себе ставим диагнозы и назначаем лечение.

– Мы не только в медицине разбираемся, во многих сферах «знаем всё». Мы понимаем все в футболе, хоккее, в кулинарии и так далее. И порой это самомнение доходит до крайности. Не так давно у нас было совместное с Росздравнадзором совещание. Руководитель этого ведомства приводил примеры, когда люди с дипломом автомеханика создавали медицинские компании, проводили консультации, лечение, привозили «массажистов из Китая», стоимость одного курса массажа у которых составляла 500 тысяч рублей. Это же шарлатанство! Хороший анекдот есть на эту тему: «Ты где раньше работал? Дипломы в переходе продавал. А образование у тебя какое? Два высших».

 

– Кстати, о китайских массажистах. Уральцы, имеющие возможность лечиться за рубежом или в частных клиниках, непременно стараются ею воспользоваться. Насколько это оправданно?

– Это право пациента, и мы не можем его этого права лишить. Я вообще никогда не переубеждаю тех, кто принял решение лечиться в том или ином месте. Понимаете, определённый процент неудачного лечения может быть где угодно, и, если ты что-то посоветовал, а ожидаемого эффекта пациент не получил, ты будешь крайним. Поэтому, например, меня спрашивают: «В каком роддоме лучше рожать?», я отвечаю, что у нас масса хороших учреждений родовспоможения, рекомендую поездить, посмотреть, сравнить и выбрать.

Мировое признание

– Что, на ваш взгляд, в сфере здравоохранения Свердловской области является предметом для особой гордости?

– Об этом можно долго говорить. Уникальные операции делаются в Свердловской областной больнице. Уникальные операции делаются в Городской клинической больнице №40. Там, кстати, на днях открывается новый операционный блок в фантастической нейрохирургии. А уникальнейший госпиталь высоких технологий, который построил в Нижнем Тагиле Тетюхин! Кто бы из зарубежных коллег ни посещал его, говорят о счастье иметь такую клинику в Свердловской области. Причём этот центр продолжает развиваться. Сегодня он занимается не только профильным направлением – травматологией и ортопедией, но и урологией, гинекологией, там проводятся лор-операции.

В медицине региона активно развивается прикладная наука. Наши врачи регулярно представляют свои разработки, делятся своим опытом на международных конгрессах, съездах, семинарах. Уральские современные методики внедряются и эффективно используются в крупнейших клиниках региона, страны и даже мира.

Наши медицинские работники, занимающиеся наукой, являются неотъемлемой составной частью мирового медицинского сообщества. И в этом, поверьте, нет и толики пафоса. Наши специалисты принимают участие во всех значимых международных форумах. Более того, немало научно-практических конференций проходят именно на Среднем Урале, причёмсобирают они весь цвет медицинской науки.

– Игорь Михайлович, и, как говорится, с небес на землю. Несколько лет назад региональный Минздрав обсуждал с региональным отделением Красного Креста необходимость организации курсов по оказанию первой доврачебной помощи для рядовых жителей региона. Вы, как врач-реаниматолог, как относитесь к этой идее? И почему она так и осталась не воплощенной?

 

– Всеобщая образованность не только в плане оказания первой медицинской помощи, но и во всех сферах нашей жизни идёт только на пользу обществу. Но тут более чем уместен вопрос: «За чей счёт банкет?» Откуда брать деньги на организацию этих курсов? Кто возьмёт на себя это финансовое бремя?

На мой взгляд, соломоново решение – усилить этот курс – оказание первичной медицинской помощи – в рамках школьной дисциплины ОБЖ. (Кстати, и федеральный Минздрав об этом говорил). Обучить преподавателей в рамках государственной программы. Или другой вариант. В каждой школе у нас есть медицинские работники, которые вполне могли бы читать учащимся этот курс. Эффект будет колоссальный! Представляете, все выпускники будут владеть навыками оказания первичной медицинской помощи, и в случае необходимости они смогут применить эти навыки и в семье, и в общественном месте.

Kamyshlov.net - Информационный портал г.Камышлов+

Источник: ural.aif.ru

Коментировать

Добавить комментарий как «Гость» (регистрация)
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Введите код: * обновить, если не виден код
Ссылки, начинающиеся с http:// автоматически становятся гиперссылками. Также можно использовать теги оформления